Числонавтика — Численность. О спасении структуры

Численность. О спасении структуры Автор Шилов С.Е.    07.04.2008 г.

Сергей Шилов

Численность. О спасении структуры

     "Обязательный канон" теории постструктурализма еще в значительной степени сращен  с объектом своей критики – метафизикой. Новое понимание числа, риторическое  меганаучное понимание позволяет не терять силы в борьбе с метафизикой, а двинуться  дальше по пути действительного мышления.

 Теория риторики доводит до «риторического  конца», до универсальной теоретической дефинитивной структуры базовые идеи постструктурализма. Базовые идеи постструктурализма порождает опыт дефинирующего  разума, герменевтико-гносеологический опыт числа.

Идея децентрации структуры  раскрывается как «экспериментальное» («онтологический опыт», по выражению Гадамера)  самообнаружение солиптизма, фиксация числа как того герменевтико-гносеологического  сдвига, который непременно образуется в ходе дефинитивного осмысления предметности (феноменологической редукции феноменологии), - в универсальном акте риторики,  показующем солиптизм.

Идея "следа" по-следовательно раскрывается в солиптической  теории значения. Критика многозначного понятия "наличие" и концепции "целостного  человека", а также утверждение принципа "свободной игры мысли" и отрицание самой возможности существования какого-либо первоначала, "первопричины", "происхождения"  любого феномена, – все это находит свое выражение в солиптической теории смысла.

Не  понятие "центра структуры" определяет сам принцип "структурности структуры", но число  само по себе, самим фактом невозможности своего неналичия, то есть, посредством  некоторого связанного времени, не только ориентирует и организует структуру, но и  поощряет свободную игру элементов внутри целостной формы.

Феномен логического богодоказательства, образующий существо метафизического проекта, недостаточно  солиптичен, – именно в этом основа краха проекта метафизики.

«Таким образом, всегда считалось, что центр, который уникален уже по определению, представляет собой в  структуре именно то, что управляет этой структурой, в то же время само избегает  структурности.

Вот почему классическая мысль, занимающаяся проблемой структуры,  могла бы сказать, что центр парадоксальным образом находится внутри структуры и вне  ее.

Центр находится в центре целостности и, однако, ей не принадлежит, эта целостность  имеет свой центр где-то в другом месте.

Центр не является центром " (Derrida J. Structure,  sign, and play in the discourse of human sciences. // The structuralist controvercy / Ed. by Macksey ъ.,  Donato E. - Baltimore, 1972).

Структура всего лишь, всегда и, прежде всего, – часть  системы. В риторическом переводе на язык меганауки, это суждение дает дефиницию  структуры.

Структура есть число системы, есть форма существования системы во времени,  форма существования пространства во времени, из времени, до и после времени, в  специальном научном смысле - временной срез системы. Машина солиптизма работает на системной функции пространства, раскрываемой как численность.

В системе есть также и,  наряду со структурой, центр, «новый центр». Дефиниция «нового центра», в том смысле,  что в неизмеряемый, но исчислимый момент времени структура всегда соотносится со  всегда новым центром, - есть время.

Солиптизм и есть, в самом безусловном и необходимом  смысле, система, система мышления, то, что скрывалось, защищалось проектом метафизики.

Физический миф о солиптизме называет его как «абсолютно черное тело». Ислам призывает прикоснуться к нему, как к священному камню в Мекке. Малевич пишет «черный квадрат».  И так далее. "Вся история концепции структуры ... может быть представлена как ряд  субституций одного центра другим, как взаимосвязанная цепь определений этого центра.

Последовательно и регулируемым образом центр получал различные формы и названия.  История метафизики, как и история Запада, является историей этих метафор и метонимий.  Ее матрица ... служит определением бытия как наличия во всех смыслах этого слова.

Вполне возможно показать, что все эти названия связаны с фундаментальными понятиями, с первоначалами или с центром, который всегда обозначал константу наличия - эйдос, архе,  телос, энергия, усия (сущность, субстанция, субъект), алетейя, трансцедентальность,  сознание или совесть, Бог, человек и так далее" (Derrida J. Structure, sign, and play in the  discourse of human sciences. // The structuralist controvercy / Ed. by Macksey ъ., Donato E. - Baltimore, 1972).

«Новый центр» - это центр риторики.

В некоторых своих работах, в частности в  "Голосе и феномене" Деррида рассматривает этот "центр" как "сознание", "соgitо" или "феноменологический голос".

Риторика производит по-следовательную  дефеноменологизацию голоса, раскрывая его как метод естественной теории солиптизма,  теории естественных законов чистого разума, естественных законов природы чистого  разума.

Голос раскрывается как арифметика, возникающая на основе числа, по краям числа (интонация). Нет другой арифметики, кроме голоса, - нет другой теории числа.  Универсальная зпистема западноевропейского мышления, характеризуемая Дерридой как "логоцентрическая метафизика",  преодолевается Риторикой, которая редуцирует  «текстуальность" к солиптизму, что ограничивает произвол интерпретации до порога  отсутствия числа, то есть до невозможности настоящего произвола.

Ничего не создается  вне численности.

 Любой наблюдатель (гносеолог-солиптист) неизбежно находится "внутри числа", т.е. в рамках определенного «исторического в смысле истории Времени» солиптизма.

Риторика формирует математические начала космологии (астро-физико-математической теории вселенной) ровно в той же степени, в какой  образует арифметические начала физики элементарных частиц. Математика и физика – это  в значительно большей степени голос, нежели риторика, имеющая дело со словами.

Голос –  это гносеология, познавательная функция рассудка.

Голос спасает структуру, голос выводит  из численности число, формирует произведения числа, структурирует жизненный мир солиптизма. Мир численности – новый мир,  с которым непосредственно соприкасается  голос риторики.

Мир численности непосредственно производит «Книгу природы», категориальную структуру природы. Категория, являющаяся естественным произведением  числа, образует отношение между структурой системы и «новым центром» системы, -  отношение численности.

Солиптическая теория категорий снимает теорию множеств,  снимает формальную и математическую логику в риторике. Универсальная теория систем воссоздается, прежде всего, как риторическая теория численности, раскрывающая  действительное отношение числа и численности посредством времени.

Время  «схватывается» как универсальная структура численности, так как является естественной системой численности, проявляясь в виде «нового центра» численности.

Голос времени  (слово) раскрывает демиургическую (риторическую) функцию творения мира из  численности посредством числа. Отношение числа к численности есть структура самого  времени, «новый центр» которой (структуры) именуется «пространство».

Численность,  вообще говоря, всегда есть какая-нибудь формула. 

  © 2008 Числонавтика

Яндекс.Метрика


  © Числонавтика портал
Карта сайта: 1, 2, 3, 4, 5, 6

Сайты партнёров:
"